панические атаки
Четверг, 08.03.2012, 07:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Каталог статейРегистрацияВход
Меню сайта
Категории каталога
О панике [32]
Симптомы [58]
Лекарства [24]
Психология, психотерапия [57]
Методы лечения [38]
Юмор и философия [13]
Это интересно [43]
От участиников клуба: [5]
Статистика
Рейтинг@Mail.ru


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наш опрос
Знакомы ли Вы с паническими атаками?
Всего ответов: 786

Главная » Статьи » Психология, психотерапия

Ключ к входной двери

Люди боятся изменений, даже если одновременно мечтают о них.

Это касается и вполне приятных событий жизни — прыгнувший перед свадьбой в окно гоголевский Подколесин понял бы голливудскую сбежавшую невесту. И тысячи их братьев и сестер по разуму срывают сделки, опаздывают на самолеты, поддаются на уговоры и нарушают обещания — и все из страха перед новыми событиями в судьбе.

А уж когда дело касается внутренней, душевной жизни, страх перемен нередко совсем зашкаливает. И неудивительно, ведь мы боимся потерять свою картину мира! Все клиенты так или иначе приходят к психологам за тем, чтобы либо принять болезненное для них изменение (расставание, переезд, утрату), либо как-то повлиять на обстоятельства, в которых оказались.

Но психотерапевт не может заставить моего сына бросить курить, свергнуть нынешнего президента или убедить начальника повысить мне зарплату в два раза. Он лишь может помочь мне разобраться в истинных причинах моей мизантропии или депрессии, поскольку они лежат во глубине моей собственной души. Что я делаю для того, чтобы меня окружала толпа раздражающих меня людей? Чего я боюсь, не меняя свою жизнь? А если я не могу справиться с горем, которое покорежило мою жизнь, то терапевт, конечно, не вернет мне обратно мою потерю. Но он станет моим спутником в поисках нового смысла. Будущее начнется, когда я окажусь готова жить снова, уже другим человеком.

Словом, в любом случае нам предстоят внутренние перемены. А перемены — это тревожно и непредсказуемо. И мы защищаемся.

В своих предельных проявлениях все мы либо невротики (те, кто предпочитает думать: «Со мной что-то не так!»), либо характеропаты, которые перекладывают ответственность на других. «Я плохой и кругом виноват, я заслужил все свои несчастья» или «Мир несправедлив, все тут неправы, а я Д'Артаньян» — эти две крайности, если в них упорствовать, приводят к одному выводу: ничего не поделаешь! Попадаются, впрочем, и такие, кто виртуозно чередует обе стратегии защиты, лишь бы ничего не менять.

Справедливости ради надо признать, что в отношении взрослых убежденных характеропатов психология бывает почти бессильна. У меня есть дальняя родственница, которая вдохновенно отмечает все несправедливости, которые принесла ей жизнь. Отца в тридцатые отправили в ссылку, мать поехала с ним (а не осталась с ней, старшеклассницей), и она оказалась в большой семье бабушки и деда. В свои 80 с лишком она все еще помнит признаки «равнодушного отношения» со стороны родни. Например, как она приходила с курсов поздно вечером, а на столе стояла тарелка с холодным борщом, в котором плавала застывшая корочка жира. И как слезы обиды капали в этот борщ. Печальная сага о ее жизни изобилует такими же яркими примерами «жестокости судьбы». Даром что в суровую ту эпоху родители выжили, никто не погиб на фронте, в семье был достаток, а сама она вышла замуж и родила прекрасную дочь, которая о ней всю жизнь заботится, как ангел. Что мог бы предложить ей психолог в ответ на ее жалобы? Боюсь, идея взглянуть на свою жизнь под другим углом или взять на себя ответственность за температуру борща показалась бы ей шокирующей.

С невротиком приходится решать противоположную задачу: он должен попытаться выбраться из-под многотонной плиты чувства вины, которая не дает ему двигаться. Иногда со стороны он похож на жертву при домашнем тиране, которая всегда убеждена, будто сама доводит агрессора до необходимости ее поколотить. И тут прогноз часто благоприятный, ведь невротик уже склонен брать на себя ответственность за все происходящее, и даже избыточную. Ему легче будет принять идею о том, что обстоятельства могут измениться вслед за изменением в сознании и поведении. Но для этого на место деструктивного и бесполезного чувства вины в процессе работы должны прийти уверенность в своих силах и интерес к собственному развитию.

«Представляешь, — рассказал мне вчера приятель, — на моей железнодорожной платформе нигде нет таблички с надписью «выход»! Везде только «вход» и «нет входа». А я, согласившись с ним, что на станции это, наверное, очень неудобно, вдруг подумала о своей работе. Мне кажется, в этом есть своя мудрость: в моменты кризисов не надо пытаться найти табличку со словом «выход».
Искать, конечно, надо вход. Там все и начинается.



Источник: http://www.healthnews.ru/columns/column_publication/show/310.htm
Категория: Психология, психотерапия | Добавил: seamny (21.09.2008) | Автор: Ольга Прохорова
Просмотров: 548 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *:
Форма входа
E-mail:
Пароль:
Друзья сайта
Поиск

Реклама
Copyright Seamny © 2012
Создать сайт бесплатно
x